Самоварный эксклюзив (Баташёвы и Панаргины)

Прослушать новость

Родословие промышленных семейств имеет большую популярность в культурологической среде. Генеалогия же непосредственно тульских самоварщиков впервые в литературном преломлении да ещё хорошо проиллюстрированная появилась в книге Л. В. Бритенковой «Тула самоварная», в которой рассказывается о крупнейших провинциальных предпринимателях [1]. О деловом человеке, некоем Т. Панаргине, упоминал В. Н. Ашурков [2]. Расстрелянный в 1937, М. П. Панаргин заслужил увековечения в тюменском краеведении [3]. Наконец, имя боевого аса А. Н. Панаргина встречается в военных мемуарах ХХ века [4]. Всё это были уважаемые и порядочные люди. Но сведения о них разрозненны. А вот один тульский семейный архив свёл их воедино.   

 

В родословных схемах внимательный глаз, конечно, задержится на фамилиях, оставшихся на уличных аншлагах и в летописях «Тульского некрополя»: Зубовы, Барымовы, Семыкины, Постниковы… Это «цвет» зажиточных династий. Обстоятельное изложение их истории и семейных преданий зависит от потомков этих деятелей и от тех, кто когда-нибудь займётся этим на научно-практическом уровне.   Инженер Татьяна Васильевна Висящева (р. Сорокина) — правнучка самого известного Панаргина, энергичного Павла Ивановича, предположительно, похороненного на Спасском кладбище, в Заречье. Если б не она, сейчас никакого рассказа не было бы. Исследования по истории тульского металла, звёздный пик которых пришёлся на 1990-е, к несчастью, пошли на убыль.

       

Участок Баташёвых на Всехсвятском              Самовар с клеймом Баташёвых

 

А ведь одним из основных элементов для них были родословные. Из письма Т. В. Сорокиной: «Дерево начинал составлять мой брат Валерий (с помощью мамы). В детстве и юности нам никогда ничего не рассказывали (по известной причине). Я очень поздно узнала, что двухэтажный кирпичный дом в соседнем дворе — это бывшая фабрика, а другие соседские дома — гостевой, конюшня и т. д. Мама много раз говорила, что все наши предки — коренные туляки-оружейники, очень грамотные и талантливые. Все известные мне родственники работали на оружейном заводе. Жаль, что не сохранился архив завода. Я читала в интернете, что трое Панаргиных, погибших на войне 1941–1945, призывались Зареченским военкоматом. По-видимому, у нашего прадеда были родственники, о которых мы ничего не знаем». Ответим однословно: были! И разные их ветви нашли упокоение на том же Зареченском кладбище, только они пока не воссоединяются.

  

Т. М. Коняева (р. Баташёва)

Наверное, со временем можно будет составить сводную схему генеалогии зареченских семейств. Так, через родство Панаргиных с Баташёвыми выясняется, что учитель математики и директор тульской средней школы № 54 Т. М. Коняева (р. Баташёва) происходит из той ветви, дореволюционные поколения которой сочетались отдалённым свойством со своими однофамильцами Баташёвыми и с теми, о ком здесь идёт речь.

Дом и двор Панаргиных был одним из самых ухоженных и уютных. Заречье этому не удивлялось, ибо, насколько помнится, и остальные не отставали по ландшафту. У многих висели гамаки, на круглых столах по самовару и, конечно, половина домашнего хозяйства – на улице. 

                                                                                                                                                                     

Мария Ивановна Панаргина, Надежда Николаевна,  Татьяна и Валерий Сорокины (1959)

Т. В. Висящева: «Таким был наш двор по ул. Луначарского, 50. Двор переходил в сад. Кругом были цветы, несколько яблонь, мощный серебристый тополь, клён, липа, ясени, акация, много сирени и одна высокая груша, выросшая из семечка, которое посадили в раннем детстве моя мама и её брат Аркадий. Бабушка проживала в этом доме с 1913 по 1980.  В 1990-х дом снесли и перевезли на дачу какому-то начальнику из объединения “Туласантехника”, а мама с Валерием получили двухкомнатную квартиру. Здесь хотели устроить зелёную зону  по санитарным нормам (квартал был со всех сторон окружён работавшими заводами). Несколько лет назад  какой-то предприниматель приобрёл здесь участок земли (на месте домов 48–52), огородил забором и устроил склад бетонных плит. Появилась табличка: “Луначарского, 48”. Въезд с улицы Герцена»

          

       Участки Панаргиных из разных линий на Мыльной Горе и в Заречье

 

Могилы Панаргиных разбросаны по городским кладбищам, и не все потомки пока нашли общее родство. В Заречье (фото справа) покоится, например, Антонина Ивановна Панаргина (1909–1970). Вряд ли с такой редкой фамилией у неё не было единого предка с нашими героями.

На Зареченском кладбище захоронены почти все Панаргины, оставшиеся жить в Туле [5]. Посреди одного участка чёрное надгробие из габбро с эпитафией «Дорогой, любимой мамочке» лежит в свалке. Памятник стоял когда-то на могиле Елены Александровны Панаргиной, р. Семыкиной (1895–1960). Семейству Семыкиных не раз доставалось от вандалов и на Всехсвятском: их роскошную чугунную часовню не только разгромили, так ещё и развезли тяжёлые фрагменты по всему городу (на это всегда сил хватает). А. А. Камоликову пришлось их собирать… 

             

Надежда, Мария Ивановна                                 Свергнутое надгробие

и  Аркадий Панаргины (1928?)                  Е. А. Панаргиной на участке Семыкиных

Бесчинства и злодеяния советского режима, благостно отошедшие в тень на фоне 1990-х и 2000-х (к  которым, кстати, они же и привели), тоже не миновали вчерашних умельцев. Вот о чём хранят память тульские потомки Панаргиных. На каком-то сетевом аукционе выставлялся орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия, принадлежавший поручику 167-го Острожского пехотного полка Максиму Павловичу Панаргину. Из его биографии: «Из тульских мещан, вероисповедания православного, русский. Окончил полный курс Тульского реального училища (5.6.1905 г.). В службу вступил 26.10.1912 г. рядовым на правах вольноопределяющегося 1-го разряда в 11-й пехотный Псковский генерал-фельдмаршала князя Кутузова-Смоленского полк на собственное содержание. 10.7.1913 г. окончил курс учебной команды. 1.11.1913 г. уволен в запас армии и исключён из списков полка. 21.5.1914 г. прибыл в 12-й пехотный Великолуцкий полк для отбытия 1-го учебного сбора. 28.6.1914 г. произведён в младшие унтер-офицеры. 29.6.1914 г. выдержал экзамен на чин прапорщика запаса армейской пехоты в комиссии, учреждённой при 2-й бригаде 3-й пехотной дивизии. 1.7.1914 г. по окончании учебного сбора уволен в запас армии в г. Тулу. Имел светло-бронзовую медаль в память 300-летия царствования Дома Романовых. Холост» (РГВИА. Ф. 400. Оп. 9. Д. 35292. Л. 631–636. Послужной список, 1914 г.). «Участник Первой мировой войны. Будучи поручиком 167-го пехотного Острожского полка, награждён орденом Св. Георгия 4-й ст. “за то, что, будучи в чине прапорщика, в бою 7-го Октября 1915 года, при овладении высоты 86,3 у д. Литва, командуя ротой, преодолев несколько рядов проволочных заграждений, овладев 4-мя линиями неприятельских окопов, захватил 2 действовавших пулемёта, 206 пленных при 4-х офицерах” (Высочайший приказ от 7.2.1917)» [3].

Здесь не добавлено, что в Туле он с 1919 последовательно работал техником и инженером оружейного завода, преподавал в местном техникуме и на высших технических курсах. А дальше… 10 апреля 1935 был арестован и отправлен в сибирскую ссылку на 3 года. Содержался в доме 8 по ул. Ручейной города Берёзова Омской области Остяко-Вогульского края — том самом городке, который ничем хорошим не известен, зато знаменит могилами всяких разжалованных светлейших и их последышей.

М. П. Панаргин, «по сведениям на 1937 г. – ссыльный, счетовод Берёзовской пушной заготконторы. 30.8.1937 г. арестован. 21.11.1937 г. приговорён тройкой Омского УНКВД к высшей мере наказания. Расстрелян 26.11.1937 г. Место захоронения – Тюмень. Реабилитирован в декабре 1956» [там же]. За что ж его сослали? На это он сам указал 17 марта 1936 в заявлении в комиссию по делу политзаключённых и ссыльных при Обществе Красного Креста:

«Агитация против Сов. власти, выразившаяся в частном разговоре о дороговизне жизни, а также допущения в частном разговоре критики одного из 6-ти исторических условий тов. Сталина, сослан сроком на 3 года». Лишь избранные люди, пережившие унижения и ненужность, могут понять состояние профессионала, выкинутого из жизни. Об этом – вторая часть письма М. П. Панаргина: «Будучи по образованию техником и имея 17-ти годовой стаж работы в Тульском оружейном заводе, как инженер по холодной обработке металлов, я в г. Берёзове за отсутствием производств используюсь как простой конторщик-картотетчик; использовать 13-тилетний педагогический стаж по чтению лекций по специальным предметам механика – сопромат – детали машин, читанных мною в техникумах и Высших технических курсах в г. Туле, я также за отсутствием специальных школ не могу.

Имея в виду недостаток специалистов, я считаю, использование меня не по специальности недопустимым, и прошу вашего ходатайства перед соответствующими органами о возможности перевода меня в другой город (Томск, Омск, Тюмень, Ишим, Новосибирск и др.), где я мог бы быть использован в полной мере по специальности, принося больше пользы, и честной работой мог бы доказать свою полную преданность Советской Власти.

Кроме того, сын мой, ученик 8 класса десятилетки, за отсутствием таковой в г. Берёзове, продолжать обучение здесь не может и принуждён бросить образование.

Учитывая вышеуказанное и мой 50-ти летний возраст, моё слабое здоровье (имеется врачебное заключение), всю мою до ареста работу в течение 17 лет на Тульском оруж. заводе и 13 лет педагогической работы по подготовке советских специалистов (имею грамоты, подарки и отличия как красный педагог), прошу не отказать в просимом и дать возможность в последние годы работы по специальности принести посильную пользу в построении Советской высокой техники в первой в мире стране строящегося Социализма» [там же].

Страна строившегося и, естественно, непостроенного «социализма» приговорила учёного к расстрелу.

Вынужденные оставить самоварный промысел при большевиках, потомки и свойственники предпринимателей Панаргиных не утонули в тени известных предков и не пропали.

   А. Н. Панаргин

О племяннике Максима Павловича Аркадии Николаевиче Панаргине (1914–1952) в двух словах не скажешь — слишком яркая личность. О нём писалось в мемуарной литературе как об одном из надёжнейших испытателей. Погибший в мирное время, он похоронен в Люберцах. Его дочь Алла (художница) поддерживает связь с тульской ветвью. А её дочь – популярная актриса София Донианц, о которой можно много вычитать на многих сайтах типа «Кинотеатр.ру», — заслужила признание зрителей по сериалам «Институт благородных девиц», «Татьянин день» и проч.

Так что работа с родословными всякий раз наглядно убеждает в том, что дарования не уходят в бездну и так или иначе когда-нибудь проявляются.                    

    

        М. И. Лаврентьева

«Сопредельная» с Панаргиными династия Лаврентьевых не менее талантлива – такие браки не случайны. Знакомясь со схемой, я с удивлением увидел там и двух лауреатов премий за технические изобретения, и актёра К. В. Сорокина, а кроме всего прочего, заинтересовал факт женитьбы И. Ф. Лаврентьева на дочери собственного хозяина – то есть не совсем из того сословия (см. таблицу Лаврентьевых).   

                 

Николай Павлович и Мария Ивановна           Иван Филиппович и Екатерина 

Панаргины                                                      Ивановна Лаврентьевы

Однако биография М. И. Лаврентьевой (Панаргиной), окончившей некую «Тульскую гимназию» со «званием учительницы начального училища и получившую свидетельство от 16 июня 1910 года за № 1003», не даёт основания отнести Лаврентьевых к «простым». Из «простых» они выбивались в настоящую (не в русском ругательном смысле) интеллигенцию тем умственным трудом, представление о коем недоступно народу. Все снимки Марии Ивановны сохраняют один и тот же вдохновенный облик человека, внутренней силе которого остаётся завидовать. Моё убеждение в том, что Заречье — это духовный анклав внутри грубой и спесивой Тулы, вряд ли поколеблется.

                                                    ПАНАРГИНЫ

Сведения

№ отц.

 

I

 

1

Иван ПАНАРГИН

 

 

II

 

2

Павел Иванович (?–не ранее 1902), тульский мещанин, затем купец, в 1879 основал самоварную фабрику. Жена: Александра Максимовна N (в 1902 45 лет)

1

 

III

 

3

Сергей Павлович (1876–?). Жена: Анна Максимовна N (1881–?)

2

4

Николай Павлович (1885–1930). Жена: Мария Ивановна ЛАВРЕНТЬЕВА (1891–1980)

2

5

Максим Павлович (17(29).8.1886, Тула–26.11.1937, Тюмень; расстрелян). Жена: Елена Александровна СЕМЫКИНА (1895–1960)

2

6

Любовь Павловна. Муж: Михаил Алексеевич ЗУБОВ (кирпичный дом на ул. Миллионной). Их дети: 1. Николай Михайлович ЗУБОВ. Его жена: Анфиса Григорьевна БАТАШЁВА, их сын: Анатолий Николаевич ЗУБОВ; 2. Владимир Алексеевич ЗУБОВ; 3. Анна Алексеевна ЗУБОВА. Её муж: Дмитрий Павлович БАРЫМОВ, их сын: заслуженный тренер по велоспорту Евгений Дмитриевич БАРЫМОВ (р. 1936); 4. Павел Алексеевич ЗУБОВ; 5. Пётр Алексеевич ЗУБОВ; Нина Алексеевна ЗУБОВА (191..–1980)

2

7

Варвара Павловна. Муж: Александр Гаврилович ПОСТНИКОВ

2

 

IV

 

8

Евгений Сергеевич

3

9

Аркадий Николаевич (16(29).1.1914–19.6.1952), военный лётчик. Жена: Лидия Фёдоровна Иванникова (Москва)

4

10

Надежда Николаевна (1915–2011). Муж: Василий Васильевич СОРОКИН (1916–1953), инженер-связист (Тула) Брат В. В. СОРОКИНА: артист Константин Васильевич СОРОКИН

4

11

Юрий Максимович

5

 

V

 

12

Алла Аркадиевна (р. 1946, Москва), художник. Её дочь: эколог и актриса София Викторовна ДОНИАНЦ (р. 21.7.1985, Москва)

9

 

VI

 

13

Валерий Васильевич СОРОКИН (1942–2005), инженер

10

14

Татьяна Васильевна СОРОКИНА (р. 1947), инженер. Муж: Александр Викторович ВИСЯЩЕВ

10

 

VII

 

15

Сергей Александрович ВИСЯЩЕВ (р. 1973), программист (Москва)

14

 

VIII

 

16

Михаил Сергеевич ВИСЯЩЕВ (р. 2012, Москва)

15

 

           

                     Алла Панаргина, её картины и дочь София Донианц

 

                                                           ЛАВРЕНТЬЕВЫ

 

Сведения

№ отц.

 

I

 

1

Филипп ЛАВРЕНТЬЕВ

 

 

II

 

2

Иван Филиппович (?–1921), приказчик на фабрике Баташёвых. Умер, возможно, вследствие голода в 1920–1921. Жена: Екатерина Ивановна N (?–март 1921)

1

 

III

 

3

Мария Ивановна (1891–1980). Муж: Николай Павлович ПАНАРГИН (1885–1930). Их дети см. ПАНАРГИНЫ

2

4

Лидия Ивановна (Украина). Муж: Иван N ВАСИЛЬЕВ. Их дети: 1. Леонид Иванович лауреат Ленинской премии в области техники (1962); 2. Михаил Иванович; 3. Николай Иванович (в 1930-х погиб в Испании); 4. Никандр Иванович (СПб; лауреат Сталинской премии в области машиностроения, 1952 за выдающиеся изобретения и коренные усовершенствования методов производственной работы  за 1951 год («Правда», 14 марта 1952); 5. Мария Ивановна (Украина). Из Тулы семья Васильевых выехала  в Винницкую область ещё до войны

2

5

Татьяна Ивановна (1898–1973). Муж: Николай Алексеевич КИРЕЕВ. Их дети: 1. Маргарита Николаевна КИРЕЕВА; её дочь: Елена ЛЕВИНА (?–1953, Саратов?); 2. Вера Николаевна КИРЕЕВА

2

6

Николай Иванович (не ранее 1945 попал под поезд). Жена: Таисия Антоновна N, портниха

2

7

Антонина Ивановна (?–1980?, Москва). Муж: Сергей Михайлович ЯКОВЛЕВ. Их дети: 1. Борис Сергеевич ЯКОВЛЕВ (р. 1946); 2. Юрий Сергеевич ЯКОВЛЕВ (р. 1956). Брат Сергея Михайловича Яковлева Михаил Михайлович женат на сестре Таисии Антоновны (жены № 6 Николая Ивановича) Валентине Антоновне

2

8

Константин Иванович

2

9

Дмитрий Иванович

 

 

VI

 

10

Нина Николаевна

6

11

Елена Николаевна

6

12

Ольга Николаевна

6

 

Материалы:

  1. Л. В. Бритенкова. Тула самоварная.— Тула: Гриф и К, 2011.— С. 200.
  2. В. Н. Ашурков. Избранное (история тульского края).— Тула: Приокское кн. изд-во, 2003.— С. 234.
  3. Р. С. Гольдберг. Книга расстрелянных: Мартиролог погибших от рук НКВД в годы большого террора (Тюменская область).— Т. 2.— Тюмень: Тюменский курьер, 1999.
  4. С. С. Александров. Крылатые танки.— М.: Воениздат, 1971.— С. 11–18.
  5. Государственный архив Тульской области. Ф. 174, оп. 1, т. 9, д. 23717 (списки купцов).

 

Автор М. В. Майоров