В одни руки: как на самом деле проводятся госзакупки

Прослушать новость

В последнее время система государственных закупок в России стала одной из самых «противоречивых» процедур по экономической объективности, открытости и свободе конкуренции между ее участниками. Так, госкомпании, по данным Минфина, проводят менее 4% закупок на реально конкурентной основе, а число способов провести «закрытую» закупку растет. Однако понять, где от казны отщипывают солидные куски, не так-то просто.

 

Хотели как лучше…

Изначально система закупок создавалась для формирования в этой сфере государственной и муниципальной деятельности конкурентной среды, экономии бюджетных расходов и высокого качества исполнения заказов. Как показало время, получилось с точностью до наоборот.

Вот факт: около 96% закупок госкомпаний и госпредприятий осуществляется на неконкурентной основе, 3,6% — «путем проведения реальных конкурсов и аукционов в соответствии с требованиями гражданского законодательства». К такому выводу пришел Минфин России по итогам мониторинга применения 223-ФЗ («О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц») по итогам 2017 года. Речь здесь идет, главным образом, об особенностях закупок разных групп товаров и услуг.

Кроме того, есть и закон №44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», который регламентирует порядок осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд, заключение контрактов и их исполнение. Тут главное — права и обязанности сторон данных процедур.

Доля государства в сфере услуг растет, конкуренция падает, а вместе с ней и качество. Конкурсы нередко оказываются «пустышкой». Госзаказ становится все более закрытой сферой: чтобы принять участие, компаниям приходится преодолевать немыслимые барьеры.

Все закупки проходят на специализированных электронных торговых площадках (ЭТП). Основная проблема состоит в том, что их деятельность пока должным образом не регулируется.

Появилось немало способов ограничить конкуренцию, чтобы в итоге получить «управляемый» конечный результат. Особенно это касается выбора поставщика, когда заказчики идут на различные ухищрения, чтобы отдать контракт «в нужные руки» или избавиться от нежелательного подрядчика.

«Прозрачная и открытая» система мгновенно превратилась в одну из самых запутанных. Только в 2017 году УФАС России по Тульской области выявило здесь 856 нарушений.

 

Когда нельзя, но очень хочется

Основные нарушения в сфере госзакупок условно можно разделить на два вида.

Нарушения, вызванные действиями непосредственно государственных заказчиков:

  • сокрытие информации о размещении заказов: явные —
    отсутствие в конкурсной документации необходимых сведений о заказе, неявные — неточные, запутанные данные;
  • установление в документации к госзакупке не предусмотренных законом требований, в том числе требований к исполнителю, которые не влияют на выполнение госзаказа;
  • уменьшение срока подготовки и подачи документов потенциальным поставщиком;
  • предоставление дополнительных сведений о госзаказе отдельным исполнителям.

Нарушения, вызванные действиями компаний —
потенциальных исполнителей заказа:

  • недобросовестная конкуренция, сговор между участниками с целью не допустить иных лиц (так называемые картели);
  • переговоры с заказчиком с целью получить конкурентные преимущества;
  • предоставление недостоверных и подложных сведений об исполнителе, обязательных документов;
  • участие в закупке исполнителя, изначально не располагающего возможностью выполнить госзаказ.

 

УФАС по Тульской области раскрыло «хлебный картель», обнаружив нарушения в процессе аукциона на поставку продукции хлебопекарной промышленности в 2015 году. АО «Тулаоптоцентр», ООО «Болоховский хлебозавод», ООО «Авангард» и ООО «Авангард плюс» заключили соглашения, ограничивающие конкуренцию и повлиявшие на конечную цену аукциона.

Основание обвинения — документы подавались с одного и того же IP-адреса, заявки двух участников — ОАО «Тулаоптоцентр» и ЗАО «Болоховский хлебозавод» — оказались идентичны, что свидетельствует о согласованных действиях между ними.

Тогда на электронных аукционах победил ОАО «Тулаоптоцентр». Он снизил стоимость контрактов на 0,5%, заключив договоры с участниками на поставку продукции в больницы и детские сады. При этом сами участники платили компании от 10% до 15%, доставляя свой хлеб на собственном транспорте. Самое интересное, что ОАО «Тулаоптоцентр» не производит хлебопродукты. Это — «искусственный» посредник.

 

О противодействии конкуренции и признаках «коррупционной составляющей»

Один из парадоксов системы госзакупок состоит в том, что регулярно вносимые в законы изменения столь же регулярно «отстают» от реалий жизни. Те, кого принято называть «недобросовестными исполнителями», изобретают новые виды ухищрений, которые помогают им обходить требования законов. Все это тут же становится известным другим компаниям — потенциальным участникам процедур закупок, и кое-кто из них тоже начинает использовать подобные методы.

Известно о них и контролирующим органам. Но правовые механизмы реагирования требуют времени для разработки и проверки эффективности. Да, они обязательно появятся. Но позже. Так и живем. В бесконечной борьбе закона с теми, кто его не слишком уважает…

Редакция «Тульского Бизнес-журнала» рассмотрела наиболее частые способы ограничения конкуренции при проведении тендеров и аукционов.

Первое и самое распространенное — составление технического задания «под» конкретного поставщика. При такой схеме только необходимая заказчику компания подходит под определенные критерии и способна выполнить указанные условия.

В контракте может указываться наличие определенного оборудования или товара, которые для исполнения всего заказа в целом и не очень-то важны, но именно их отсутствие не даст «пройти» другим претендентам. Иногда — конкретные товарные знаки, бренды или производители, что в любом случае является прямым нарушением законодательства.

Нередко подобные нарушения встречаются в сфере поставок медицинского оборудования и лекарственных средств. Часто — в строительстве.

Доходит до абсурда. В Туле не так давно был случай, когда среди требований к потенциальному застройщику крупного объекта, финансируемого из бюджета,  были перечислены такие: точный объем воды в каждом кубометре бетона, состав этой воды по ионам металлов, содержание фосфора в сварочных электродах, качество ветоши (тряпок), содержание углерода в арматуре и пр. Естественно, «правильные ответы» знала только одна фирма. От других участников конкурса последовала жалоба в УФАС Тульской области, и его результаты были аннулированы.

Другая ситуация. Опять-таки в Туле. Администрация объявила конкурс на снос аварийного дома и подготовку площадки под будущее строительство. Но сроки исполнения были указаны нереально короткие. Неисполнимые.

Другие участники конкурса поехали на место будущих работ и обнаружили, что все уже сделано: и дом снесен, и площадку заканчивают готовить. Работы заранее провела фирма, которая должна была «гарантированно» победить в конкурсе. Конкурс оказался фикцией, формальным основанием для оплаты работ «своей» компании. Было длительное разбирательство, несколько заседаний судов разных инстанций. Но виновных наказали.

Еще схема: в конкурсах участвуют третьи лица, «отпугивающие» нежелательных конкурентов. Это подставные компании, они создают необходимые условия для получения заказа тем, для кого конкурс и проводится. Когда конкуренты устранены, компания выходит из игры, и заказ достается своим.

Другим вариантом является установление цен существенно ниже рыночных, что делает выполнение работ или предоставление товаров совершенно невыгодным.

«Исключительные» требования могут касаться не только самого заказа, но и исполнителя. В качестве критерия могут выступать финансовые гарантии, размер уставного капитала и т. п.

Проблема кроется в том, что устанавливать критерии для поставщика вполне нормально. Поэтому нарушения не так просто обнаружить. Здесь есть риски и для заказчика — отказ в заключении контракта может стать основанием для подачи жалобы в ФАС.

В соответствии с действующим законодательством информация о предстоящих торгах должна быть размещена в открытом доступе. В обход этому правилу нашлась еще одна лазейка для нечестного конкурса: данные публикуются таким образом, что их увидят только «нужные» люди.

Для этого в техзадании допускаются «ошибки», не позволяющие найти его возможным конкурентам. Данный способ выгоден тем, что доказать умысел не всегда просто — заказчик вполне может заявить о том, что ошибка или опечатка была допущена случайно.

 

Почему госзакупки могут стать пособниками коррупционных нарушений?

Сказывается масштаб явления. Вдумайтесь: в Тульской области за год проводится около 30 тысяч процедур, связанных с закупками! Это океан работы для проверяющих и море возможностей для нарушителей.

Десятки миллиардов рублей в год для региона, все сферы деятельности учреждений и целых сфер экономики. От поставок скрепок для чиновников до десятков тонн хлеба и тысяч наименований медикаментов в больницы или детские сады, строительство «лакомых» объектов. Суммы контрактов влекут…

 

 

В 2017 году УФАС по Тульской области было рассмотрено:

396 жалоб участников закупок;

223 обращения заказчиков федерального уровня о заключении ими контрактов с единственным поставщиком;

110 обращений заказчиков о размещении сведений в реестре недобросовестных поставщиков.

Выявлено 140 закупок с нарушениями закона, выдано 133 предписания.

Общая сумма штрафа составляет 1 011 000 рублей.