"Многопрофильные" Лялины: первые поколения



"Многопрофильные" Лялины: первые поколения

Выражение «старинные оружейники» не выдумано нами и даже не означает ветхую давность. Лялины в Туле значатся с первой ревизии, с 1723. Коренными жителями они не были, сама фамилия по своей географии относится к московским. В Туле се́мьи Лялиных с годами росли и множились, так что к концу XIX века сформировался клан. Жили на Оружейной стороне, в приходах церквей во имя Рождества Христова, Св. Георгия, Вознесения Господня; на посаде в приходах церквей Казанской Божией Матери и, наконец, Рождества Христова в Чулковской слободе. По специальностям были станочными, замочными, ложевыми мастерами, молотобойцами.

001

Дверная ручка производства бр. Лялиных

Уже в 1729 Лялины проявили стремление к созданию мануфактур. Анисим Лялин имел домну, в ней четыре горна и кузницу. Лялиных охотно избирали на общественные должности: «На 1758 г. выбраны к браковке и смотрению ложевых дерев из станочных мастеров Дм. Вас. Лисицын, Иван б. Игнатов Лялин, которые в ложевых деревьях доброту знают и положиться на них в оном деле можно». В 1757 избирались в старосты: при ножевом мастерстве — Макар Лялин; станочного мастерства надзиратель Яков Лялин; пятидесятник по оружейной слободе Иван меньшой Лялин.

Согласно ведомостям за 1835, Василий [Максимов] Лялин в 1818–1824 избирался бургомистром; Евграф Лялин в 1819–1825 избирался вахтёром материалов и гидравлических работ; Родион Лялин в 1822–1827 избирался  угольного отделения вахтёром, в 1827–1830 — ратманом, помимо того был сотенным; Василий Лялин в 1828–1829 избирался «старостой при сумме», был сотенным.

В начале XIX века многие из Лялиных владели в Туле мануфактурами. В 1816 Михаил, Алексей, Василий Максимовы Лялины и умершего Якова Лялина (было два Якова: Алексеевич (1809–1869) и Васильевич (?–1850), но отчество в источнике не уточнено) дети Родион, Иван и Алексей состояли в оружейном обществе. Алексей Максимов Лялин (1777–1862) значился в цехе белого оружия шомпольным ковщиком. Остальные делу оружия не были обучены — приписаны к ковалям в молотобойцы, а сами с малолетства были в торговых промыслах: рогатым скотом, строительным лесом. Тем самым они приобрели капитал, позволявший вступить в купечество 3-й гильдии. Согласно ведомости о находящихся в г. Туле фабриках и заводах от 22 февраля 1825, оружейник Родион Лялин основал кафельную фабрику.

002 003 004

Слава предков — потомкам не пример…

В 1829 высочайше утверждено положение Кабинета министров от 16 июля об увольнении оружейников, не занимающихся изготовлением оружия, в другие сословия. В купцы и мещане просились:

  • Алексей Максимов Лялин (жена Акулина Иванова), штыковой молотобоец, за себя нанимает рабочего, платит в год 70 руб., торгует, имеет фабрику по производству палатных замков, самоваров, столовой посуды, уборки ружей. Имеет капитал до 25000 руб. Его сыновья не производят оружие, нанимают по 50 руб. в год.
  • Брат, Василий Максимов Лялин (жена Анна Петрова), шпажный молотобоец, не работает, за себя нанимает. Его сыновья, молотобойцы, нанимают по 40 и 50 руб. в год.
  • Евграф Васильев Лялин (жена Пелагея Иванова) молотобоец, нанимает по 70 руб. в год.
  • Родион Яковлев Лялин (жена Прасковья Яковлева), штыковой молотобоец, за себя нанимает по 50 руб. в год, с братом Иваном Яковлевым имеют фабрику самоваров и палатных замков, торгуют, капитал до 8000 руб.
  • Михаил Максимов Лялин и сыновья, шпажные молотобойцы, приборный цех, нанимают по 50 руб. в год, имеют кирпичную фабрику, капитал 8000 руб.
  • Алексей Яковлев Лялин (жена Елизавета Петрова), штыковой молотобоец, нанимает за себя по 70 руб. в год, торгует рогатым скотом, капитал 8000 руб.
  • Василий Васильев Лялин и сыновья нанимают за себя рабочих по 40 руб. в год, имеют фабрику экипажных приборов, капитал до 8000 руб.
  • Василий Андреев Лялин (жена Матрёна) нанимает за себя за 90 руб. в год, занимается уборкой, торговлей ружьями, имеет капитал до 8000 руб. [ГАТО. Ф. 187, оп. 1, д. 932, лл. 337об.–338, 344об.–345об., 347, 349об.]

В 1877 тульские 2-й гильдии купцы Лялины Николай и Михаил Павловичи по договору от 17 сентября 1877 учредили торговый дом на правах полного товарищества под фирмой «Николай и Михаил братья Лялины».

В 1857 Максим Васильев Лялин находился в командировке в переделочной мастерской при Киевском арсенале. Пожалован золотой медалью с надписью «За полезное» на Аннинской ленте, кафтаном и 15 руб. серебром.

Не последним делом для Лялиных стала благотворительность. В 1854 оружейники Максим и Иван Васильевы Лялины ввиду военных действий просили позволить оружейному обществу и мастерам сделать без платы 2000 нарезных ружей в виде пожертвования на пользу Отечества. В 1856–1860 Максим Васильев Лялин подарил оружейному обществу для богадельни престарелым и немощным оружейникам двухэтажный каменный дом. Обязался жертвовать ежегодно по 500 руб. на бытовые нужды. Богадельню сделали на 45 оружейников [ГАТО. Ф. 187, оп. 1, д. 1728].                                                     005

Сибирский историк С. Н. Кубочкин обнаружил далеко от Тулы дверные и оконные ручки с клеймом «Бр. Лялины» (см. «Тени старинного кладбища — Всехсвятский некрополь в Туле (продолжение). — Т.: ООО «Борус-Принт», 2013. — С. 311). Это были кузены Яков Васильевич и Павел Алексеевич Лялины. Даже уже по этому артефакту промышленников Лялиных нельзя считать узкопрофильными специалистами. Скобяные изделия (на первом снимке — дверная ручка того же времени из коллекции С. Н. Кубочкина), детали оружия, самовары, кафель — всё им оказалось по плечу.

 006. Дом Лялиных 007. Ворота дома Лялиных

Дом Лялиных и ворота. Фото 2016

Факты о достоинствах оружейников и предпринимателей Лялиных развенчивают надуманные концепции советских историков о жалких мастеровых, страдавших под гнётом капитализма. Ещё один пример — неизвестный, но выразительный: в 1833 вдова Наталья Кузмина Лялина обратилась в оружейное общество с просьбой перевести в тульское мещанство в связи со слабым здоровьем своего шестнадцатилетнего сына Ивана Нестерова Лялина. Сын был приписан к оружейному производству, но оружие не делал, а торговал. Пока шла переписка, он обучился оружейному мастерству. Вскоре вдова написала другое прошение, о невыходе из оружейного сословия, т. к. сын уже «два ствола сделал и совсем стал мастером». Несколько лет спустя, в 1857, Иван Нестеров Лялин стал старостой ложевого цеха и был пожалован кафтаном с золотым галуном. Хочется надеяться, что это была не последняя его награда…

И несколько слов о доме, которых  было много, но доску водрузили на одном — ул. Октябрьская, 45. Давно уже пряничная фабрика вместе с таким же магазином и музеем мирно соседствует с… «Центром  временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей». Достойная преемственность! Интересно, среди Лялиных были такие?..

 

 Автор

Л. Н. Дзиговская