Дрова, пиломатериалы и саженцы для туляков



Дрова, пиломатериалы и саженцы для туляков

001. Тульские засеки

Примерно тогда же появились первые купцы — лесопромышленники и лесоторговцы. Их задачей стало снабжение промышленности и населения лесоматериалом. Одновременно стали заботиться о возрождении утраченного. Посадки в Богородицком уезде, превращённом хищническими вырубками в безлесное пространство, проводил ещё граф А. А. Бобринский. Лес, что мы проезжаем, следуя на Куликово поле, посажен по его распоряжению.

Под Чернью сохраняется большой фрагмент лесопарка помещиков Долинино-Иванских. Это очень интересная династия, связанная родовыми пересечениями с Болотовыми, князьями Волконскими, дворянами Ге, Давыдовыми, баронами Дельвигами, графами Толстыми, — и все они бывали здесь. Центральная фигура рода — общественный деятель, хозяйственник, уездный дворянский предводитель Илиодор Андреевич Долинино-Иванский (1841–1907). Его надгробный памятник, осквернённый под вторичное использование, стоит на окраине этого парка.

002. Лесопарк Долинино-Иванских под Чернью

Лесопарк Долинино-Иванских под Чернью

В XIX в. лесопромышленники активизировались настолько, что среди них обострилась конкуренция, а лесные склады и мастерские росли как грибы после дождя: Аникеев, Копылов [1], Шер (г. Богородицк Тульской губ.), Зафрен... Дело было выгодным. В этом направлении лидировал Меер Исаакович Зафрен. Прибывший в Тулу как подневольный ратник из Ковеля, он прошёл трудный путь кантониста, 25-летнюю службу в армии, стал купцом I гильдии и почётным гражданином г. Тулы. Он имел несколько лесных складов в Туле, Богородицке, Ефремове и отдельно на окской пристани в Алексине. Его дело как лесоторговца продолжили сыновья Гилель и Исаак. Занимались они не только торговлей лесом, но и участвовали в благотворительных обществах, строили жилые дома. Сын Исаака Абрам (внук М. И. Зафрена) тоже торговал лесом на той же алексинской пристани, вёл активную общественную деятельность. Однажды, в 1913, с ним приключилась небольшая история на почве борьбы с конкурентами, которая привела его к суду с таким же тульско-калужским лесоторговцем Грибановым, только рангом пониже. Оба владели лесными складами при ст. Алексин Сызрано-Вяземской ж/д. А. И. Зафрен распорядился поставить изгородь на земле, которую Грибанов арендовал у неких Замосквичевых, и таким образом захватил часть земли, находившейся в фактическом владении г. Грибанова, причём изгородь ставилась под наблюдением зафреновского приказчика Хабарова. Грибанов подал в суд иск о захвате земли. Дело разбиралось у земского начальника 2 уч. Тарусского уезда. Самоуправство обвиняемых было доказано 10 свидетелями. Земский начальник приговорил А. И. Зафрена и приказчика Хабарова к аресту. Зафрена, как лицо с известной степенью образованности, положением в обществе и действовавшее с обдуманностью, — на 2 недели, Хабарова, как лицо зависимое от своего хозяина и действовавшее по его приказанию, — на 7 дней [2].

003. А. С. КОПЫЛОВ

Помощник тульского лесоторговца П. Н.  Короткова А. С. Копылов

Алексинский уезд был знаменит лесами и сосновыми борами. Но лес в них не рубили, разве что для санитарной очистки. Популярностью у москвичей, калужан и туляков пользовались дачи в Алексином-Бору (дачный бизнес в то время — это уже тема для отдельного разговора). В другом лесном уезде, части Тульских засек, Крапивенском, занимались и лесоразработками, и возрождением лесов.

Крапивенские лесопромышленники купцы Залесские имели подгородние леса и сады. Каждую весну обозы везли в Крапивну саженцы деревьев и кустарников, которые не росли в засеке: сосны, ели, пихты, кедры, лиственницы (посадки сохранились). Так возникли известный на всю страну дендрарий и Крапивенский лесной техникум.

В 1900–1920 последний управляющий Селивановским имением (близ Крапивны) и садовод Николай Иванович Елатомцев (бывший яснополянский садовод) целые годы посвятил посадкам и уходу за липовым селивановским парком (ныне часть дендрария). В 1924 в селивановскую усадьбу переехал Крапивенский лесной техникум. Дендрарий заложен в 1929 лесоводом Е. И. Поповой на пустыре площадью 2,5 га. Под руководством учёного-лесовода Евзика Лейбовича Гольдина (1897–1985) заложены опытные плантации тополей, шелковицы, бархата амурского и др. нехарактерных для наших мест пород. В 1971–1973 дендрарий расширился до 7 га. В питомнике можно получить любые саженцы для выращивания в тульских скверах, парках и на дачах. По воспоминаниям И. Л. Гольдина, его гость писатель Л. М. Леонов был поражён и Крапивенской засекой, и дендрарием. Роман «Русский лес» (1953) писал под впечатлением от увиденного. В 1997 дендрарий принят в Совет ботанических садов центра Европейской части России [3].

004. Дендрарий

Селивановский дендрарий

После 1917 лесопромышленников и торговцев не стало. Лесное дело перешло в руки государства. В первые годы советской власти проблемами лесоторговли занимались разные артели и общества. Среди них активной деятельностью выделялся Тулаевпом (Тулагорпом), целью которого была помощь населению Тулы в снабжении его дровами и лесоматериалами. Зимы нач. 1920-х выдались суровыми. Холод в жилищах и голод повсюду угнетали души и сердца людей, в большинстве не имевших постоянной работы. Благие послереволюционные надежды быстро улетучились. Еврейская организация взаимопомощи (Тулаевпом) решила хоть как-то поправить положение, создав несколько мастерских на базе тех, которыми владели некоторые богатые евреи, у которых мелкие предприятия, естественно, были отобраны советской властью. Но предприятия-то с их оборудованием остались! Лесные склады, лесопильные мастерские, столярные цеха, которых в Туле было несколько (в  Заречье, у Ряжского вокзала, на Площадке, у Хлебной площади). Один такой склад располагался на Воронежской, 5 (ныне ул. Оборонная), другой — на ул. Октябрьской, у Демидовской Плотины (б. Зафрена). Оба склада вместе с мастерскими сохранялись до XXI в. Снабжение населения дровами было острой проблемой. Работники складов ездили по Тульской и Калужской губерниям в поисках дров, организовывали их вывоз и продажу населению по низким ценам, а неимущим и многодетным раздавали бесплатно. А заодно эти склады и мастерские предоставляли рабочие места всем желающим, что явствует из протоколов заседаний Тулаевпома за 1928–1929. Несколько заседаний посвятили только вопросу снабжения дровами. Решили продавать ещё и лесные материалы. Распределили обязанности членов комитета по их закупке с указанием складов, мест назначения, сроками исполнения. С закупщиков взяли ощутимые залоговые суммы: Кругликов — 1000 р., Хилькевич — 2000 р., Аникеев — 2000 р., Шапиро — 1500 р. Ответственным за лесопилку назначили Н. Я. Аникеева как самого опытного и как бывшего владельца склада на Воронежской. Заботясь о покое проживавших в округе, постановили: электрооборудование работает только в дневное время. Сильные морозы продиктовали необходимость добавочного решения: отпустить со склада 3 куб. сажен берёзовых дров для пенсионеров.

005. Бывшая ул. Воронежская. А. Камоликов, 1975

Бывшая ул. Воронежская.

Фото А. А. Камоликова, 1975

Перед командировками сотрудники складов снабжались удостоверениями с печатью и подписью председателя правления Тулаевпом Пахомова. Отправлялись в основном в Калужскую губернию (ещё была в составе Тульской), на  ж/д станции Ферзиково, Тихонова-Пустынь, Желябужская, Суходрев. Отчитывались по платёжным ведомостям. К 1931 эти общественные организации были превращены в мастерские с подчинением уже не НКСО (наркомат соцобеспечения), а промышленному отделу Облисполкома. В 1931 всё это прекратило существование.

Мемуарист М. А. Соколов как член Губернского церковного совета и бывший учитель словесности тульской Ольгинской гимназии в 1919 был брошен комиссарами в общую камеру с лесоторговцем Дмитрием Петровичем Аникеевым с ул. Воронежской [4]. Тот, несмотря на дотошный и оскорбительный личный досмотр, утаил при себе часть денег и на них уговорил караульного раздобыть водички для сидельцев. Чуть позже этого Д. П. Аникеева как специалиста в лесном деле, нужного безграмотной советской власти, освободил главный тульский коммунист Г. Н. Каминский. Дальнейшая судьба Аникеева не просматривается.

…К 1930-м годам частных предпринимателей уже давно не было. Дело лесоразработок и защиты леса взяло в свои руки советское государство.

 

Источники:

  1. Д. О. Алексеев. Потомки лесоторговца Короткова // Тени старинного кладбища — Всехсвятский некрополь в Туле (продолжение).— Тула: Борус-Принт, 2013.— С. 312–318.
  2. http://btula.ru/fullchronic1913_253.html.
  3. http://oopt.aari.ru/oopt.
  4. М. А. Соколов. Из моего прошлого: Записки преподавателя Тульской духовной семинарии...— Тула, 2012.— С. 235–236.

Автор

Т. В. Майорова