БЫЛА ЛИ «ДИКОЙ» ПРИВАТИЗАЦИЯ В ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ



БЫЛА ЛИ «ДИКОЙ» ПРИВАТИЗАЦИЯ В ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ


В начале 2000-х Счетная палата провела в Туле скрупулёзную проверку. Предмет аудита — приватизация и выполнение инвестиционной программы на предприятиях "Тулачермет" и Косогорский металлургический завод. Результаты проверки аудиторам не понравились: всплыли серьезные нарушения. Позже федеральные СМИ не раз вспоминали слова одного из бывших руководителей "Тулачермета" Михаила Манаенкова: «Приватизацию в Туле проводили не по закону, а по понятиям».

 

В распоряжении редакции оказался тот самый «Отчет по результатам проверки приватизации и эффективности использования федеральной собственности» Счетной палаты РФ (2002г.). Десятки страниц, на каждой — доводы аудиторов о нарушении условий конкурса на КМЗ, законодательства при определении стоимости имущества НПО «Тулачермет» и величины уставного капитала АООТ «АК «Тулачермет», неправомерности исключения из собственности тогда еще госпредприятия имущества двух цехов стоимостью около $420 тыс.

«Приблизительный расчет позволяет сделать вывод о том, что оценочная стоимость предприятия, а, следовательно, величина уставного капитала АК «Тулачермет» были занижены. Отсутствие необходимых сведений не позволяет сделать точный расчет ущерба, причиненного государству вследствие занижения величины уставного капитала АК «Тулачермет», — таким был промежуточный вывод проверяющих. Позже Счетная палата назовет цифру в 1,3 млн долларов ущерба вследствие занижения величины уставного капитала предприятия.

Приватизация некогда флагмана технического управления министерства черной металлургии СССР НПО «Тулачермет» — ключевой эпизод реформирования госсобственности в 90-е. К нему мы еще вернемся, а пока вспомним, как в целом ограничивали роль государства в экономике в отдельно взятой Тульской области.

«В России приватизация началась необычно. Я шел по проспекту Ленина, там стояли и инженеры, и техники, и специалисты, и научные работники, и продавали все, что у них есть, чтобы как-то выжить. Ведь к тому времени, когда началась приватизация, угольная промышленность была ликвидирована, уголь потерял рентабельность. 43 шахтерских поселка остались без средств к существованию. Практически на три четверти ликвидирована лёгкая промышленность, наши изделия не были конкурентноспособными. Почти остановился строительный комплекс, а это семь крупных трестов. Свыше 20 тыс. шахтеров и 12 тыс. строителей остались без работы. Оборонный комплекс на две трети потерял объемы. Приватизация началась в этих сложнейших социально-экономических, общественно-политических и психологических условиях», — вспоминает Анатолий Артемьев, бывший в те годы заведующим отделом угольной промышленности и энергетики Тульского облисполкома, председателем Фонда имущества области.

Об этом мало кто говорит, но приватизация в Тульской области началась раньше, чем в остальной России — еще в 80-е. В 1986 году на эпохальном XXVII съезде КПСС решались судьбоносные для страны вопросы — как в условиях социализма перейти к рынку, реорганизовать общественную собственность в СССР, ускорить экономическое развитие. От тульского региона делегатами съезда были Анатолий Артемьев и Василий Стародубцев, решившие в числе первых в стране поставить область на экономические рельсы. По решению политбюро, при поддержке высоких партийных боссов — Рыжкова, Горбачева — в Новомосковске создается агропромышленное объединение. Пионеры-реформаторы под боком у Москвы ликвидировали совхозы и колхозы, создали 5 кооперативов: отдельный занимался переработкой, растениеводством, животноводством, торговлей и строительством. На волне успеха реформаторы решили пойти дальше — предложили преобразовать новомосковское АПО в холдинг. Беспрецедентный случай в Союзе. Но генсек Михаил Горбачев «тульский эксперимент» по кооперации не согласовал.

«Пусть не спешат, а то к капитализму нас приведут», — был его ответ.

 В конце 80-х автором программы перевода Новомосковска на хозрасчёт, самоуправление и самофинансирование стал молодой челябинский экономист Александр Починок, рассказал Анатолий Артемьев. Починок в дальнейшем разработал и программу перевода на хозрасчет всей Тульской области. Документ насчитывал 300 страниц. Но экономический эксперимент совпал с развалом страны. Идея рассыпалась. А ставший в 1991 году губернатором Николай Севрюгин упразднил новомосковское АПО.

 На старте и в разгар приватизации в Туле и области борьба за активы велась по всем законам эпохи 90-х. Участники процесса дележа собственности, зачастую, не упускали возможность конвертировать экономический ресурс в лоббистские возможности. В 1993 году на новый этап вышла затянувшаяся борьба «приватизаторов» с «отраслевиками». Тогда же появился президентский указ «Об особенностях приватизации и дополнительных мерах государственного регулирования деятельности предприятий оборонных отраслей промышленности». Первый зампред Госкомитета по управлению имуществом Петр Мостовой в августе 93-го так прокомментировал «Коммерсанту» судьбоносный документ:

«Этим указом поставлена точка в затяжном споре о том, какие же из предприятий оборонной промышленности не должны подлежать приватизации. Этот документ фиксирует реальный шаг вперед к переводу весьма консервативной отрасли в рыночные отношения. Это переход от системы административной, вертикальной, построенной на диктате — к системе партнерских, хотя, может быть, не совсем равноправных отношений».

Законодательное признание возможности акционирования оборонки — главный предмет разговоров в стенах тульского «белого дома» в те годы. Под общую схему приватизации подпадали КБП и «СПЛАВ». 

«Я, Стародубцев, Шипунов пошли к Геннадию Селезневу. Через день с нами встретился Михаил Касьянов. После на сессии Госдумы я попросил слово, Стародубцев выступил. Нельзя приватизировать, это преступление нам никто не простит. Далее последовало специальное заседание правительства. Кох выступил против — мы будем разоружаться. Но наша делегация — Шипунов, Макаровец, Стародубцев — настояли. Принято решение отменить приватизацию «КБП» и «СПЛАВа», и вторым пунктом — разрешить этим предприятиям напрямую торговать своей продукцией при условии, что вырученные средства пойдут на развитие», — рассказал участник непростой дискуссии о судьбах оборонки Анатолий Артемьев.

«Бурная», «дикая», «безудержная» — этими «говорящими» эпитетами СМИ в те годы нарекали приватизацию крупнейших в области металлургических заводов «Тулачермет» и «КМЗ». Кто, когда и какими методами передавал промышленные флагманы из государственных в частные руки, читайте в новом номере Тульского Бизнес-журнала или на нашем сайте скоро.