Кризисы бьют одних по карману, других — по мозгам



Кризисы бьют одних по карману, других — по мозгам

 

Из-за чего в период кризиса кто-то закрылся, а кто-то сохранил бизнес и увеличил свой доход? Почему «делать бизнес» по старинке сегодня — путь в никуда? Когда к социальному предпринимательству перестанут относиться снисходительно? А также, что связывает юриста, врача и священника? Эти и еще десяток важных и неочевидных вопросов редакция задала самобытному тульскому предпринимателю Ирине Ивановой. Рассказываем историю женщины с солидным багажом знаний за плечами и мощным чувством юмора, которая на пути к собственному делу пережила и «жесткий» старт, и скепсис окружающих.

 

 — Вы — председатель Совета по социальному предпринимательству при областном комитете по предпринимательству и потребительскому рынку, член тульской ТПП и Ассоциации юристов России. А еще профессиональный медиатор. У вас в сутках точно 24 часа?

 — Ещё совсем недавно была уверена, что с тайм-менеджментом у меня все в порядке, но обстоятельства складываются так, будто с каждым разом увеличивается объем работы, и с каждой днём я все больше ощущаю, что 24 часа в сутках — это слишком мало. Это при том, что на сон я стала тратить 5-6 часов. То есть 18 часов активности мне не хватает. Любовь к профессии и путешествия — и есть источники вдохновения и сил, но пока один из источников не доступен, приходится черпать вдохновение в любви к профессии.

 

 — При всем при этом вы находите силы и время на всестороннее самообразование. У людей, знающих вас лично, складывается мнение, что вы не прекращаете учиться никогда. Это необходимость современного предпринимателя или просто крайне высокая планка по отношению к себе?

 — Вы правы. Иногда мне самой кажется, что это никогда не кончится, и учиться я буду вечно и бесконечно. Хотя разум понимает, что корни науки горьки, плоды — сладки и лучше поздно учиться, чем никогда. Тем не менее все чаще вспоминаются слова Эрты Китт: «Я всегда учусь. Надгробный камень будет моим дипломом» (улыбается). А если серьезно, то идея заняться бизнесом посещает многих, но не многие понимают, что, вступив на предпринимательскую тропу, придется учиться, учиться и ещё раз учиться. Бизнес сегодня — это не купи подешевле, продай подороже. Бизнес сегодня — это новаторство, креативность ну и, конечно же, конкурентоспособность.

 

 — В вашей работе четко прослеживается женский почерк: элегантное название «Бутик» в наименовании юридической компании, да и само женское предпринимательство вы сравниваете с материнством. А что вы здесь имеете ввиду?

 — На мой взгляд, любая женщина, в первую очередь, – мама, а потом уже бизнесвумен с железным характером, успешный лидер и т.д. Возможно, это мое субъективное мнение, но, тем не менее, если детально изучить бизнес, начало которому положено женщиной, то, как правило, прослеживается одна и та же тенденция — сначала ты вынашиваешь в себе идею около года, потом готовишься к открытию бизнеса, а затем кульминационный момент — открытие. Рождение твоего детища! Сначала дите маленькое, слабенькое, но с каждым годом оно крепнет. И вот, спустя несколько лет, это уже состоявшейся проект, за который не стыдно, к которому ты имеешь непосредственное отношение и в которое никто не верил.

 

 — Одна из занятых вами экспертных ниш — социальное предпринимательство. Есть мнение, что часто женщины приходят к социальному предпринимательству, когда становятся свидетелями какой-то социальной проблемы. А ваш путь какой?

 — Решение стать предпринимателем пришло ко мне одновременно с точной уверенностью, что я со временем стану социальным предпринимателем. «А кто, если не я?» —  думалось мне тогда, в начале пути. Казалось, если это приоритетное направление в развитии МСП, то оно обязательно получит отклик и со стороны властей, и со стороны предпринимательского сообщества. Однако я и предположить не могла, что тульский регион окажется не готов воспринимать социальное предпринимательство, как конкурентоспособное направление. Приходилось буквально на каждом шагу пробивать стены. Заставить чиновников услышать себя было самым трудным для меня. В эти сложные моменты хотелось все бросить и уйти из социального бизнеса, но обостренное чувство ответственности перед людьми, которые мне поверили, не позволяло это сделать. Так что путь был, мягко говоря, непростой. Но за те полтора года с момента принятия закона о социальном предпринимательстве проведена огромная работа. Тульский регион находится в лидерах по количеству социальных предпринимателей. Теперь передо мной стоит задача количество преобразовать в качество, чтобы о социальных предпринимателях Тулы услышали за пределами региона.

 

— Социальное предпринимательство подразумевает под собой то, что ты столкнешься с чьей-то болью и трудностями. Бизнесмен, нацеленный исключительно на получение прибыли, в подобные ниши вряд ли пойдет. Это так?

 — Нет, не так. В числе тех предпринимателей, которые состоят в реестре социальных, на сегодняшний день достаточное количество именно успешных предпринимателей, они уже заняли определенную нишу и имеют высокоэффективную социально – экономическую рентабельность. Может показаться странным, но именно у таких людей имеется более четкое представление о самом социальном предпринимательстве. На мой взгляд, в социальном предпринимательстве нет случайных людей, для каждого его бизнес — это дело всей жизни, когда финансовая составляющая уходит на второй план, ставя в приоритет решение социальной проблемы общества, делая мир чуточку лучше.

 

 — Коронакризис прошлого года пошатнул многие нормы и устои. Коснулась ли трансформация социального предпринимательства? И второй вопрос: социальный предприниматель «новой формации» — он какой? Какие несет ценности и идеи?

 — Есть такое выражение, что кризисы бьют одних по карману, других — по мозгам. Социальный бизнес в этом плане не стал исключением. Некоторые предприниматели закрылись, а многие наоборот быстро смогли изменить формат ведения бизнеса, расширив границы предоставления своих услуг, и уже в полной мере оказывают услуги за пределами Тульского региона, сохраняя бизнес и  увеличивая свой доход Учитывая сложившуюся эпидемиологическую ситуацию в стране, социальное предпринимательство будет набирать популярность. Социальных проблем станет в разы больше, государству будет тяжелее справляться с ними, вот тогда на помощь обществу придет социальный предприниматель, чтобы постараться решить очередную проблему. Она и станет отправной точкой его бизнеса. Говоря языком маркетинга, нет социальной проблемы — нет социального предпринимателя. А как всем известно, проблем у нас хватает.

 

— В конце прошлого года прошло совещание по проблемам развития социального предпринимательства в тульском регионе. Какие из проблем вы бы назвали первоочередными сегодня?

 — На каждом мероприятии я стараюсь достучаться до властей, говоря о том, что социальные предприниматели, в первую очередь, нуждаются не в финансовых вливаниях в виде субсидий или грантов, социальным предпринимателям необходимы акселераторы, но не общие — обо всем и ни о чем — а специализированные по видам деятельности, когда можно усилить и юридические аспекты, аспекты маркетинга. Также необходимо обучение финансовой грамотности. Но чтобы эта помощь пришла, необходимо создание в регионе ЦИСС (Центра инноваций социальной сферы). Центры инноваций социальной сферы создаются с 2013 года в рамках программы Министерства экономического развития РФ при поддержке Агентства стратегических инициатив, где эксперты не просто разбираются в социальном предпринимательстве, но и могут помочь в решении отраслевых задач.

 

 — Есть ощущение, что в нашей стране не совсем развита культура социального предпринимательства. Часто ли приходится продираться сквозь предрассудки в своей работе?

 — От недостатка информирования в обществе часто отсутствует само понимание, что такое социальный бизнес и, как правило, его путают в лучшем случае с благотворительностью, в худшем — с каким-то «инвалидским бизнесом», не заслуживающим внимания. Но ни одно из этих определений не является верным, поскольку социальный предприниматель – это борец за самореализацию, решающий социальные проблемы общества, с огромным желанием сделать мир лучше. Что касается предрассудков, то продираться сквозь них приходится практически каждый день. Каждое мое утро начинается с борьбы за место под солнцем в бизнес-среде, начиная от доступной инфраструктуры и заканчивая взаимодействием с органами власти различного уровня.

 

— Вы — пример бизнес-леди, которая одинаково хорошо знает и теорию, и практику предпринимательства. Чтобы вы посоветовали тем, кто собирается попробовать себя в социальном предпринимательстве, в бизнесе в целом, и тем, кто испытывает сегодня трудности?

 — Помнить, что бизнес — это не красивая картинка в соцсетях, и не банальная замотивированность, полученная от прочтения определенной литературы. Бизнес — это колоссальный труд. Когда я открывала свой бизнес, многие критически относились к моему подходу ведения дела, поскольку я считала, и сегодня продолжаю считать, что при открытии бизнеса количество заработанных денег не должно ставиться в приоритет. Упор необходимо делать на качество, и духовность, и только потом на деньги. Если поменять местами данные слагаемые, то сумма, возможно, изменится. Но надолго ли? Разовая прибыль, возможно, и будет, а долгосрочных перспектив нет.

 

 — Вы — профессиональный медиатор. И если работа юриста понятна — он представляет интересы людей, то как работает медиация?

 — Каждый день мы с вами сталкиваемся с конфликтными ситуациями. Как сказал американский психолог Чарльз Ликсон: «Конфликты — это норма жизни. Если в вашей жизни нет конфликтов, проверьте, есть ли у вас пульс». В этой иронической фразе есть ощутимая доля истины — конфликты неотъемлемая часть нашей жизни, в них нет ничего сверхъестественного. Тем не менее, каждый из нас задавался вопросом, как выйти из конфликтной, спорной ситуации, сохранив отношения и взаимоуважение, возможно ли это в принципе? Да, возможно, и практически всегда, главное, было бы желание услышать друг друга и суметь договориться. Достаточно одной стороне обратиться к медиатору за консультацией, чтобы в последствии войти в процедуру медиации. Если говорить простыми словами, то медиация – это переговоры, которые имеют определённую структуру, принципы и правила. С точки зрения права – это способ разрешения спора. То есть на медиацию могут прийти те, кто спорит друг с другом,  соответственно, минимальное количество участников – три человека. Кто они? Во-первых, это спорщики. Во-вторых, это медиатор. То есть человек, имеющий определенные знания и навыки в области организации переговоров, который ведет себя нейтрально по отношению к обеим сторонам.

 

 — Вы часто проводите любопытные аналогии. Например, называете похожими профессии юриста и врача. А в чем эта схожесть?

- Да (смеется). Только я бы еще сюда добавила священников. У нас до определенного времени даже одежды были одного цвета — черные. Правда потом врачи нас «предали», сменив цвет на белый (улыбается). Нас называют психологами — только мы, врачи и священники можем и обязаны выслушать каждого.  Только юристы и священники, достоверно зная про грех, ОБЯЗАНЫ защитить грешника перед судом: священники — божьим, юристы — людским.

 

 — Возвращаясь к теме самообразования, вас часто можно увидеть в окружении книг. Ваш ТОП авторов, обязательных к изучению бизнесменами? Или, добавим гендерную нотку, женщинами-бизнесменами?

 — Генри Форд «Моя жизнь, мои достижения» и Роберт Кийосаки «Богатый папа, бедный папа». А если добавить гендерную нотку, то однозначно произведения Ирины Хакамады.

 — Вопрос, навеянный праздниками 23 Февраля и 8 Марта: ваша семья, муж и сын, как относятся к тому, что чрезвычайно хрупкая женщина проявляет чудеса трудоголизма?

 — Мне кажется, они мною гордятся...

 — У вас очень интересная творческая история. А случался ли в вашем бизнесе «жесткий» старт? Или некие переломные моменты, которые могли бы сломить, но не сломили?

 — Да, был именно «жесткий» старт сегодняшней меня в 2014 году. Тогда, казалось, я была не просто сломлена — раздавлена и морально, и физически. После 11 лет работы в одной из самых крупных компаний нашего города (соблюдая корпоративную этику, не буду говорить название), я была уволена по сокращению штата, причем в очень жесткой форме, но, наверное, таким людям, как я, необходим ледяной душ, чтобы продолжать двигаться дальше, а не продолжать стагнировать. И вот спустя 7 лет со страниц вашего издания я хочу сказать огромное "СПАСИБО" руководителям той организации за мой «жесткий» старт. Спасибо за обновленную сегодняшнюю меня!